?

Log in

29 апр, 2013 @ 17:07 Право Руля


Среди мирового коммунистического движения ширится слава советского города Свердловска. Именно в этом славном городе живет и работает мастер своего дела – Иван Артамонович Руль. Чем же заслужил Иван Артамонович попадание на страницы нашего альманаха? В ваших глазах горит немой вопрос. Это и понятно, ведь работа мастера не видна взору простых граждан. Но знайте - Иван Артамонович – голубь мира!



Вот как вы думаете колумбийские коммунисты доставляют революционную прессу своим соратникам, действующим в подполье на территории Соединенных Штатов? Отважный Иван Руль, на своем боевом камазе рвет заслоны колумбийской полиции и в срок привозит мешки с пролетарской прессой к причалам Барранкильи, откуда газеты и порошковый проявитель уходят на просторы Карибского архипелага.

Для того, чтобы американская военщина не раскусила смелого и отважного гонца свободы, Иван Артамонович работает под скромной вывеской Облпродовощеторга, пятнадцатый год платит за кооперативную двушку на районе и носит передачи балбесу Кольке, который сидит по двести двадцать восьмой с прошлого лета.



В самое ближайшее время Иван Артамонович Руль отправится защищать права сомалийских социалистов. Молодая республика бьется в тисках капиталистических акул, стремящихся превратить Сомали в тираническую марионеточную демократию по примеру какой-нибудь Швейцарии. Именно для того, чтобы сбросить натовское иго, сомалийские коммунисты попросили Ивана Артамоновича помочь в перевозке патронов и рупоров к берегам Аденского залива. Там бойцы сомалийской революции высаживаются на борту проплывающих мимо траулеров и танкеров и раздав темным европейским матросам листовки, мирно уплывают обратно.

Тщательно готовится Иван Руль к африканской командировке: продуты форсунки верного дизеля, надраена кабина боевого камаза, вогнаны иглы антималярийных прививок в мозолистые водительские перси. Горят глаза Ивана Артамоновича. Впереди у него - три тысячи пыльных километров, овеяных сладкоголосым пением муэдзинов и мелко присыпаных маковой пыльцой.



Несмотря на наличие супруги Ираиды Леонардовны и балбеса Кольки, сидящего по двести двадцать восьмой, Иван Артамонович любит "по-свойски" общаться с девушками. Во времена бурной юности, проведенной за штурвалом отцовского "зила", Ваня Руль общался за вечер с двумя-тремя девушками сразу. Это были суровые, крепкие советские девушки, вскормленные говядиной и сметаной социалистической Родины: бетонщицы, фрезеровщицы, сметчицы-учетчицы и диспетчера автоколонн. Общение с ними выглядело далеким от поэтичной романтики действом. После общения "по-свойски" Иван Артамонович обычно чувствовал себя борцом-вольником, выигравшим олимпиаду - он деловито вешал на шею вафельное полотенце, чувствуя, как золото Мюнхена и Мехико тянет его вниз.

На фоне атлетичных соперниц баянист-затейник музыкальной школs Ираида Леонардовна выглядела невесомо. Но она так лихо разматывала баянные меха в надрыве народных плясовых, что у Ивана Артамоновича щемило сердце. Он завоевывал ее нежно и, вместе с тем, настойчиво. Самым ярким поступком стал угон башенного крана и клумба с кустом сирени, поднятая к окну ее двадцать пятого этажа. Будущий тесть - интеллигент в третьем поколении Леонард Егорович вяло сопротивлялся, однако дал отцовское благословение, зажатый ковшом экскаватора в своем "москвиче". На свадьбе Иван Артамонович успел по-свойски пообщаться с будущей тещей, свидетельницей Людочкой и старшей поварихой трестовской столовки Фелюгиной, пойманной в холодильнике с венчальным тортом.

Продолжение следует...



</div>
About this Entry
Brezhnev 2
kommoonist:
[User Picture Icon]
From:evgenivanov
Date:Май, 1, 2013 08:49 (UTC)
(Permanent Link)
Ну куя не понятно!